На главную
Мой подход
Публикации
Учебные курсы
Запись на прием

Отец

    Тема «отцов и детей» актуальна во все времена, но в наше время и в нашей стране эта тема особенно актуальна, в связи с происходящими переменами, как в образе жизни людей, так и в их жизненных ценностях, обусловленных этими переменами. Жизнь общества и государства во многом зависит не только и не столько от экономики и политики, сколько от качества народа, реализующего эту экономику и политику, от того, какие отцы и какие дети составляют его костяк. Именно на мужчинах – отцах и сыновьях, а не матерях и дочерях – лежит основная ответственность за настоящее и будущее своего народа, за его нравственное возрождение или за его дальнейшее моральное разложение, грозящее стереть народ с лица земли. Именно от мужчин – отцов и сыновей – зависит благополучие народа, его процветание, его сила и слава. Именно от мужчин – отцов и сыновей – зависит моральное здоровье общества, покой и упорядоченность жизни народа, охранение его святынь, приумножение его культуры, воспитание высоких нравов и сильных характеров. Если мужская часть общества далека от всего этого, если признаком «мужества» среди мужчин считается авантюрная «крутизна», жаркое поклонение золотому тельцу, тупое жлобство, сексуальное бесстыдство и расхлябанность, количество заглоченых бутылок алкоголя, полное пренебрежение ко всему на свете, кроме собственной персоны, и прочее в этом роде, да ещё с тенденцией к всеобщему распространению таких «мужских» ценностей жизни, то на обществе и на его будущем можно ставить большой могильный крест. Мужчина так поставлен в социальном мире, что он либо вовлекает общество на путь вверх, либо активно толкает его вниз, а поскольку путь вниз всегда легче пути наверх, постольку деморализованное состояние мужского контингента быстро морально разлагает весь народ. Особенно чувствительны к моральному состоянию отцов их дети, и сыновья в первую очередь. «Дурные привычки отцов превращаются в пороки детей» (Ключевский) Отец является своеобразным психологическим камертоном, на который ребёнок настраивает своё поведение, а в дальнейшем, порой в гротесковом варианте, транслирует его окружающим. Каковы отцы, таковы и их дети. Конечно, в современном мире детей воспитывает не только отец, не только семья, но и СМИ, особенно телевидение, навязывающее и внедряющее в головы молодёжи нередко совершенно непотребные стили поведения и образ мышления. В наше время телевизор в доме вкупе с компьютерными играми, которые буквально зомбируют психику детей и подростков, – мощнейшие деморализующие факторы в воспитании молодёжи, активно блокирующие развитие полноценной личности в молодых людях. Нейтрализация и дискредитация этого негативного воздействия на детей возможна в том случае, если ему в семье противостоит достаточно сильная, умная, нравственно развитая фигура отца, его авторитет, основанный не на угрозах и шлепках, а на умной любви к ребёнку, упорядоченной требовательности и строгости.

    Наверное, бессмысленно говорить о значении и роли отца вне семьи и семейного воспитания. В семье роли отца и роли матери взаимодополняющие, а вовсе не дублирующие друг друга. Мать даёт ребёнку уверенность и доверие к миру, эмоциональную стабильность, любовь к жизни. Отец учит ребёнка жить среди людей (во всяком случае, должен учить – это его миссия в жизни ребёнка), отстаивать себя и справедливо относиться к другим, учит побеждать собственное безмерное своеволие, сохраняя при этом своё человеческое достоинство. Воспитание матери, особенно на первых порах, обращено к эмоциональной сфере ребёнка; воспитание отца направлено на освоение ребёнком жизненных принципов, следование которым делает человека социально полноценным существом. Причём, отцовское воспитание в семье – это особое воспитание, требующее зрелости мужчины как отца и реализуемое через особые взаимоотношения отца и ребёнка, в которых любовь к ребёнку сочетается с требовательностью к нему и заботой о нём.

    Быть полноценным отцом – это не такое простое дело, как думают многие, особенно инфантильные, мужчины: жена родила ребёнка – вот и стал отцом. Мужчина, имеющий непосредственное отношение к биологическому рождению ребёнка, - это только биологический отец, он не может быть автоматически причислен к личностно полноценному отцовству. Быть счастливыми папашами, весело «обмывающими» радостное известие о рождении малыша, могут многие, а вот быть отцом в высоком и мужественном значении этого слова – на это способен не всякий. Полноценное отцовство для мужчины – это очень большое испытание его мужественности и его нравственной состоятельности. Стать отцом для мужчины, порой сложнее даже, чем стать воином, ведь мужская воинственность нередко замешана на инфантильной агрессивности или подростковой заносчивости, а вот Отцовство – это уровень личностной и духовной зрелости мужчины, это испытание на такую зрелость. Кстати, и настоящим защитником, воином, оберегающим своё отечество, мужчину делает его отцовство. («Там, где я отец, там моё отечество» Ф.Ницше)

    Родиться мужчиной – это воля матери-природы, а вот стать мужчиной – это воля, притом немалая, самого мужчины. Быть мужчиной – дело вовсе не простое. Мужчина, хотя и причисляет себя к сильному полу, от природы, изначально, биологически слабее женщины. Мальчики реже, чем девочки выживают даже внутриутробно и составляют большинство при спонтанных выкидышах у беременных женщин. Мальчики чаще гибнут на первом году жизни. Психическое и речевое развитие у мальчиков продолжается дольше, чем у девочек. Живут мужчины в среднем на 8-10 лет меньше, чем женщины. Болезни мужчины переносят гораздо тяжелее, чем женщины.

    Но в этой изначально заложенной в мужском организме слабости, кроется стимул к её преодолению. Это очень важный фактор, который в сексологии носит название «принцип маскулинной дополнительности» или «принцип Адама». Как обозначил его американский сексолог Мани. В чём смысл этого принципа развития мужчины? Принцип этот и прост, и сложен одновременно. Для того, чтобы направить развитие человеческого существа по мужскому типу, ему необходимы дополнительные стимулы, причём, как на биологическом, физиологическом, так и на психическом и социальном уровне. Уже внутриутробно требуются определённые естественные гормональные стимулы, которые будут формировать мозг младенца по мужскому типу. В дальнейшем формирование мальчика предполагает определённую стимуляцию как физического, так и психического порядка. Т.е. мужчине всё время приходится, как бы приподниматься над собственной природой, в каком-то смысле преодолевать собственное естество для того, чтобы стать полноценным мужчиной. Мужество мужчине, можно сказать, задано, а не дано от природы. Если мужчина «не поднимается», то почти всегда «падает», довольно быстро деградирует, обнажая свою природную слабость. Мужественность – это всегда взлёт над собственными слабостями. Мужчина и интересен этими внутренними преодолениями самого себя, одолениями тех препятствий, сложностей и трудностей, которые мощно развивают его во всех отношениях, делая по-настоящему сильным полом.

    В деятельности мужчины всегда есть эти элементы компенсации, позволяющие ему не чувствовать себя слабым. Именно это заставляет мужчину стать физически сильным и ловким, социально активным и ответственным, интеллектуально развитым и компетентным. Даже свою природную сексуальность мужчина склонен расценивать как проявление своей витальной силы, что нередко ведёт к тому, что он из своей сексуальности делает некий фетиш, которому идолопоклонствует, чуть ли не всю жизнь. Если убрать эти компенсаторные, а в некоторых случаях сверхкомпенсаторные, тенденции в душевном функционировании мужчины, то он становится весьма проблемным существом, нуждающимся то ли в «няньке», то ли в «мамке». Такая регрессия на инфантильный уровень – зрелище печальное в мужчине. Кстати, тяга к «дудоне» с алкоголем в случае такой регрессии, весьма иллюстративна, а мужские «соревнования» на предмет кто кого перепьёт и более всех заглотит алкоголя в свою утробу – есть ни что иное как дурацкие инфантильные игры, призванные, якобы, продемонстрировать несокрушимость своего организма за невозможностью, видимо, освоить другие сферы мужской деятельности.

    Мужчина, если хочет оставаться и чувствовать себя мужчиной, тем более отцом, должен развиваться до смерти. Здесь не важна сфера его деятельности и интереса, важен сам процесс развития, совершенствование в выбранной им сфере деятельности. Только в этом случае мужчину не оставляет чувство своего мужского достоинства, своей значимости и личностной привлекательности.

    Нет ничего омерзительнее в поведении мужчины, чем тупое стремление утверждать в глазах окружающих свою слабость как силу. В отсутствии душевного и духовного развития мужчины такое с ним случается нередко. Одного мускульного развития, в отсутствии других факторов личностного роста, для мужчины явно недостаточно. Считать себя «мужественным» только потому, что имеешь весомую мышечную массу, это некоторое недоразумение, извинительное, впрочем, в отсутствии умственного развития. Мужской инфантилизм – досадное топтание мужчины на инфантильных ценностях жизни – вполне извинителен для ребёнка, но позорен для великовозрастного «мужа». Инфантильное бегство от преодоления трудностей жизни, попытки идти по жизни лёгкими путями, желание воспринимать жизнь как сладкую конфету за щекой младенца под опекой какого-нибудь покровителя – всё это далеко от того мужества, которое в мужчине венчается психологией отцовства.

    Отец в человеческом мире – статус духовный, а не природный. Уже древним грекам было ясно: «Тот является отцом, кто воспитывает, а не тот, кто родит» (Менандр). Достижение духовного уровня человеческого существования требует трудной работы над собой, духовный уровень не дан человеку изначально – он ему задан, но без достижения этого высокого уровня развития личность человека оказывается в значительной степени уплощённой, однобокой, близорукой, косной, ограниченной. Бездуховность приводит к тому, что человек начинает жить в иллюзиях собственного сознания, нередко прекраснодушных и глупых одновременно.

    Что такое духовность?

    Выдающийся русский религиозный и социальный мыслитель Иван Ильин говорит о трёх признаках духовности: 1) человек духовен, когда он живёт внутренним опытом, а не только и не просто внешними телесно-чувственными впечатлениями и материальным интересом; 2) человек духовен, когда умеет отличать приятное, дающее наслаждение, от того, что на самом деле хорошо, что истинно, нравственно, художественно, справедливо, совершенно, божественно; 3) человек духовен, когда он различает эти два рода ценностей, умеет ценить совершенное, предпочитать его, насаждать его, добиваться его, служить ему, беречь его, защищать и даже умирать за него. Как замечает И.Ильин, отказ от духовности в погоне за приятностями и удовольствиями привело к тому, что человечество растеряло это духовное измерение вещей и деяний; разлюбив духовность в жизни, оно разучилось любить, а научилось ожесточаться и ненавидеть.

    Совершенно очевидно, что уплощение духовности самым негативным образом отражается на состоянии отцовства. Отцовство в этом случае оказывается лишь социальной обязанностью мужчины, а не его духовным призванием. Такая социальная обязанность нередко превращается для мужчины, особенно личностно недоразвитого, в обузу, от которой он так или иначе хочет отвертеться.

    Н.Карамзин говорил: «Без хороших отцов нет хорошего воспитания, несмотря на все школы». Как бы не надеялись современные, порой очень занятые своими делами, отцы на хорошую школу, из которой их отпрыск вышел бы приличным человеком, им никуда не деться от своего отцовского влияния на душу ребёнка, даже если самого отца целыми днями нет дома. Отсутствие отцовского воспитания – это тоже воспитание, правда, с серьёзными негативными последствиями. Отец, хочет он того или не хочет, является весьма востребованной и знаковой фигурой в формирующейся душе ребёнка. Недаром англичане говорят: один отец значит больше, чем сто учителей.

    Отец для ребёнка является той фигурой в семье, которая связана с таинственным пока для него социальным миром взрослых. Мать – существо для ребёнка совсем близкое, он психологически как бы отпочковывается от неё, а вот отец – это для него «пришелец» из другого мира, ему пока непонятного, но постепенно всё более привлекательного. Отец оказывается для ребёнка тем социальным, нравственным и духовным камертоном, на который он настраивает своё социальное чувство и поведение, с которым он войдёт в жизнь общества. Стиль своего социального поведения ребёнок так или иначе формирует с опорой на фигуру отца, запечатлённую им в детстве. Поведение отца в различных жизненных ситуациях ребёнок видит и невольно, и не всегда осознаваемо, усваивает, принимая его за образец для подражания.

    Первичные запечатления, как всегда, являются решающими в организации и становлении будущего социального поведения ребёнка, на них во многом будет возводиться конструкция его будущего характера. Если фигура отца слабая или вовсе отсутствует, то это не может не сказаться на социальной судьбе ребёнка. Безотцовщина, даже при живых отцах, - великое несчастье для судьбы народа - принимающая в настоящее время всё более широкий размах, является одним из решающих факторов возникновения проблемного, социально отклоняющегося поведения молодёжи. Раннее моральное разложение молодёжи, для которого созданы все условия в современном «культурном» пространстве, было бы невозможным при наличии семейной нравственной «прививки» со стороны отцов, прежде всего. Нравственный авторитет отца, хотя бы одно его ироническое замечание в адрес либеральных сеятелей аморализма могло бы вовремя остановить, удержать его ребёнка от скатывания в выгребную яму антикультуры, со всей пошлостью и осатанелостью её жизненного стиля. У антикультуры и её либеральных приспешников своя задача – оторвать подрастающие поколения от нравственных устоев и моральных традиций, охранителями которых во все времена являлись отцы семей. Там же, где нет таких отцов, там исчезает, уходит в небытие и само Отечество.

    Ещё одна новая реалия наших дней – это бедные дети богатых родителей. Говоря о таких бедных детях, я не имею в виду их материальную бедность, как раз в материальном отношении они могут быть сверхъобеспеченными. Их бедность в другом – в их душевной заброшенности, обделённости родительской любовью и заботой, отсутствии значимого контакта с родителями, особенно с отцом. Душевная серость и безликость их отцов, буквально помешанных на материальном приобретательстве, никак не способствует тому, чтобы воодушевить и заинтересовать эти юные души романтикой жизни, как воздух необходимой для полноценного душевного и духовного развития их личности. Пошлая погоня за наживой, в которой иные отцы видят, чуть ли не весь смысл своей пошлой жизни, очень рано опошляет запросы юной души, делает её жизненное существование чрезмерно заземлённым, шкурным, пропитанным потребительски-развлекательными «ценностями» жизни. Раннее фанатичное поклонение золотому тельцу выхолащивает душу, превращая её в какую-то ненасытную пожирательницу материальных благ при полном бесчувствии к духовным основам человеческого существования, без которых человек очень быстро превращается в двуногую бестию – скотоподобное существо, от которого можно ожидать любых мерзостей. Эстафета подобного существования передаётся от семьи к детям, причём, довольно рано: ребёнок, погружённый в атмосферу потребительского настроя, шкурного мещанского быта, с лёгкостью воспроизводит эти душевные установки своих горе-родителей, с их никогда не удовлетворяемой материальной похотью. Более того, у него, нередко, возникает желание «переплюнуть» своих родителей в обладании собственностью куда более грандиозной и во имя этих целей он не побрезгует ничем – ведь в душе его не сформировано никаких противовесов для обуздания своей похоти наживы, а пример отца, который вёл подобное же существование, может быть для него идеальным эталоном соответствующего поведения.

    Желание выстроить для себя рай на земле – затея, хотя и идиотическая, но, тем не менее, для многих привлекательная. Мало кто знает, что затея эта ещё и наказуемая, не всегда, правда, законами юридическими, хотя исключения бывают, но всегда законами иного порядка, принять которые как неукоснительные может только совесть человеческая. Именно раннее воспитание добропорядочного нрава и пробуждение совести в душе ребёнка – основная задача семейного воспитания, которое немыслимо в отсутствии полноценной личности отца в семье. Если этих зачатков нравственности не сформировано в детской душе, то у взрослеющего молодого человека появляются все шансы для того, чтобы прожить жизнь морального дегенерата и социального урода с соответствующей такому его нравственному состоянию судьбой, нередко убогой, позорной, ничтожной, криминальной.

    Выдающийся русский учёный и писатель Иван Ефремов пророчески писал в 1969 году:
    «Некомпетентность, леность и шаловливость «мальчиков» и «девочек» в любом начинании являются характерной чертой надвигающегося времени. Я называю это «взрывом безнравственности», и это кажется мне гораздо опаснее ядерной войны. Мы можем видеть, что с древнейших времён нравственность и честь (в русском понимании этих слов) много существеннее, чем шпаги, стрелы и слоны, танки и пикирующие бомбардировщики. Все разрушения империй, государств… происходят через утерю нравственности. Это является единственной действительной причиной всех катастроф во всей истории, и поэтому, исследуя причины почти всех катаклизмов, мы можем сказать, что разрушение носит характер саморазрушения…»

    Противостоять процессу саморазрушения – а делать это следует очень рано, в детстве и отрочестве, – может мудрое влияние отца, препятствующее моральному разложению его ребёнка со стороны сил, заинтересованных в разрушении общества и государства. Нет полноценного отца – нет здоровой семьи, нет здоровой и крепкой семьи – нет сильного и жизнеспособного государства.

    Эстафета отцовства передаётся от отца к сыну. Отец своим примером воспитывает в сыне не только сына, но и будущего отца. Сыну, не знавшего отца в своём детстве, очень трудно стать настоящим отцом для своих детей. Это, разумеется, не значит, что такое совершенно невозможно, но очень трудно, потому что в его сознании нет соответствующей психологической матрицы отцовства, сформированной в детстве влиянием отца. В некоторых случаях становлению отцовства в сыновьях способствует раннее возмужание подростка или юноши в связи с преодолением каких-то тяжёлых обстоятельств, в которых оказалась родительская семья. Мы знаем такие примеры среди детей войны, когда мальчик, оказавшийся без отца, ушедшего на фронт, ответственно брал на себя все тяготы мужской заботы о семье. Как ни трагично было положение, в котором оказывался такой подросток-юноша, оно, тем не менее, выковывало его характер, делало настоящим мужиком, без слюнтяйства и инфантильных капризов, свойственных всякого рода перезрелым «деточкам». Неудивительно, что такие ребята, потерявшие своих отцов в войне, но не дрогнувшими перед тем, чтобы стать настоящими мужчинами, становились в последующем полноценными отцами для своих детей, надёжными и обязательными, стойкими и мужественными.

    Отцовское качество в мужчине важно не только для его детей, оно значимо и для его жены, потому что отцовство придаёт мужчине ту основательность и надёжность, которая особо ценится всякой нормальной женщиной. Женщина выбирает себе мужа, ценя в мужчине не только полового партнёра, но и его потенциальное отцовство, делающее мужчину более надёжным спутником жизни, чем все игривые сексуально озабоченные однодневки вместе взятые. Ощущение стабильности, надёжности, крепкого тыла, защиты – вот что даёт женщине присутствие в её жизни мужчины-мужа-отца. Только это даёт ей удовлетворённость жизнью и своим материнством, а не общение со всякого рода пассажирами-попутчиками по жизни или пребывание в роли сексуальной игрушки для всякого рода проблемной мужской публики со всеми её пароксизмами собачьей страсти.

    Без отца нет семьи, как говорится, без хозяина и дом сирота, а без семьи нет здорового общества, да и крепкого, сильного государства. Одни сыны, да ещё к тому же блудные да вороватые, государства не создают. Сильное и независимое государство создают мужи и отцы нации, способные брать на себя ответственность, способные к жертвенности в суровой необходимости, способные к сильному проявлению мудрой воли, а не вороватые жулики и финансовые аферисты, вылавливающие крупную «рыбку» в мутной воде перемен.

    Отец и мать – две фигуры в семье, абсолютно необходимые ребёнку, но их воспитательные задачи не одинаковы, хотя и взаимодополняют друг друга. Две воспитательные задачи необходимо решить родителям: ребёнку необходимо привить чувство любви к миру и уверенность в себе, и ему необходимо ввести свою хаотическую, нередко деструктивную деятельность, в конструктивное русло, т.е. научиться созидать, а не разрушать. Эти две, чрезвычайно важные для будущей жизни ребёнка, задачи родители решат в том случае, если у них существует союз в деле воспитания. Мать необходима ребёнку для решения первой задачи, отец необходим ему для решения второй, потому что для формирования уверенности в себе и любви к миру ребёнку необходимо взаимодействие с женской, материнской душевной организацией, а для увлечённости конструктивным созиданием – с мужской, отцовской. Если такая воспитательская полюсность родителей в семье не обозначена, то серьёзные проблемы в формировании личности ребёнка практически неизбежны, хотя и не сразу дадут о себе знать. Женщина-мать своим влиянием формирует в ребёнке доверие к окружающему миру и к самому себе, способность сопереживать и сострадать, способность любить, проявлять свою душевность. Мужчина-отец учит ребёнка навыкам конструктивной деятельности, целенаправленной активности, необходимому самоограничению, сдерживанию своих чрезмерно агрессивных порывов, потому что такие порывы, становясь неподконтрольными, могут стать привычным стилем его поведения, нанося урон не только окружающим, но и в значительной степени самому себе, т.к. являются блоком, преградой в его личностном становлении. Отец своим влиянием развивает у ребёнка требовательность к самому себе, организованность, целеустремлённость, ответственность за свои действия и поступки. Без наставничества отца эти душевные качества в ребёнке вряд ли сформируются, а это сделает его существом расхлябанным, капризным, ленивым, инфантильным, социально проблемным.

    Отец – основной социализатор детского поведения, а потому детская деструктивность, агрессивность должны быть зоной особого внимания отца. Ведь если ребёнок с помощью отца не научится справляться с собственной агрессивностью, если он не будет знать других способов совладения с трудностями, которые ему обязательно преподнесёт жизнь, то рано или поздно его поведение станет социально дезадаптивным, что сделает его несчастным в жизни.

    Некоторые отцы полагают, что природную агрессивность ребёнка следует всячески пестовать, развивать, дабы ребёнок мог бы в будущем постоять за себя, дать отпор всякому насилию над собой. С этим можно согласиться только отчасти. Действительно, определённая мера агрессивности, особенно для мужчины, необходима для жизненного и социального функционирования, для самообороны, для отстаивания собственной чести и достоинства, но здесь важна мера, а не тотальная вовлечённость в агрессивность, когда все свои жизненные проблемы человек разрешает через агрессивное насилие над другими, когда сила его кулака соблазняет его действовать по принципу тупорылого жлоба: сила есть – ума не надо.

    Нужно ли понимать мужское воспитание как некую агрессию отца, направленную на подавление агрессивности его сына? Совсем нет! Дело не в солдафонстве отца, не в его физическом превосходстве над сыном, не в командном стиле воспитания, который обычно практикуется у незрелых для педагогической деятельности воспитателей. Надо иметь в виду, что мужская любовь к ребёнку противоречива. С одной стороны, мужчина может быть чуток, тонок, даже мягок, но, с другой стороны, последователен, принципиален, непримирим. Ребёнок обычно знает, что маму можно разжалобить или «доездить», «дожать» своими капризными требованиями, а вот отца вряд ли – папа твёрдо говорит один раз и канючить у него второй раз уже бесполезно. Отец, если, конечно, зрелый для отцовства мужчина, человек твёрдый, сильный, принципиальный, не выносящий инфантильного своеволия и истерических претензий, но, с другой стороны, - и ребёнок должен чувствовать это обязательно – папа человек тёплый, сердечный, любящий. Можно сказать, что без этих противоположностей в характере мужчины-отца, нет хорошего отца, потому что, в противном случае, он будет либо какой-то нелепой и бессмысленной «мамкой» для ребёнка, либо деспотом, тираном, дураком с кулаками, возбуждённым придурком в семье, вызывающим у ребёнка не только страх перед собой, но и ненависть к себе. Кстати, в последнем случае ребёнок не преобразует свою природную агрессивность в социально приемлемые формы, а лишь скрывает и таит её, нередко садистски разряжая её где-то на стороне и в отношении тех, кто не может дать ему отпор (это может быть, к примеру, избиение младших детей или садистское мучительство животных). Ребёнок должен чувствовать неагрессивное, но одновременно последовательное и доброе влияние отца. Эта последовательность в сочетании с душевным теплом и сердечностью являются теми необходимыми мужскими чертами, которые создают для ребёнка ощущение гарантированной безопасности, стабильности и надёжности. Сильный, справедливый, ответственный, любящий отец, последовательный в своём воспитании детей, несёт уверенность и спокойствие в семье. Последний фактор важен не только для детей, но и для их матери, потому что женщина-мать, не чувствующая надёжности и уверенности со стороны мужа, становится крайне эмоционально нестабильной, взвинченной, тревожной, суетливой. Она невольно может индуцировать подобное эмоциональное состояние в своих детях, получая от них, в свою очередь, не всегда адекватную реакцию, а то и вовсе невротизированное поведение. Только зрелое мужское поведение отца, сочетающее силу и твёрдость с сердечностью и любовью, может стабилизировать эмоциональные взаимоотношения в семье, а это непременное условие формирования у детей их социально адекватного поведения. Воинствующая агрессивность в этом случае оказывается ребёнку ненужной, потому что он оказывается в такой семье в зоне своего психоэмоционального комфорта, он принят и он понят, ему не нужно истошно заявлять о себе, он защищён любовью матери и уверенной силой отца, он успешно развивается, а не упрямо отстаивает себя, свои инфантильные прихоти и капризы, не топчется в своём развитии на инфантильных ценностях жизни.