На главную
Мой подход
Публикации
Учебные курсы
Запись на прием

Мнительность

    Мнительность – это мучительное переживание мнимой угрозы своему здоровью, благополучию, социальному положению, любви и прочим, значимым для самого мнительного человека, частностям его жизни. Всюду и во всём такой человек предчувствует для себя опасность, возможную неприятность, грозящую ему каверзу, а потому с лёгкостью становится недоверчивым и болезненно подозрительным ко всему. Мнительность обычно возникает из-за неуверенности в себе и недоверия к окружающим.

     Мнительный человек чувствует себя слабо защищённым от всех жизненных напастей, и ему представляется, что всё, чего он боится, уже входит или давно вошло в его жизнь: он болен «страшной неизлечимой болезнью», его коллеги затевают против него какую-то зловещую интригу, его хотят сместить с насиженного места, его жена ему изменяют, его друзья его предают и т.д. Как правило, он с трудом и не всегда поддаётся разубеждению в своей «правоте», подозревая, что тот, кто его разубеждает, имеет по отношению к нему какой-то тайный умысел.

     Такая тревожно-мнительная установка его сознания делает его жизнь мучительной, омрачённой, он весь во власти пессимистической перспективы, его жизнь «не удалась», он жалкий «неудачник», раб своей несчастной судьбы. Хотя он и сторонится многих людей, тем не менее, хочет и надеется получить для себя какую-то помощь извне. Иногда громко к ней взывает, требует особого внимания к себе, как, скажем, в случае его «неизлечимой болезни», одновременно не очень-то доверяя тем, кто отзывается на его истошный призыв и пытается успокоить его. На собственные душевные и физические силы он не рассчитывает, обнаруженное им «зло», «несчастье», “грядущее страдание», которое гнетёт и подавляет его, слишком, как ему кажется, всесильно, чтобы он смог сам что-то противопоставить ему.

     Мнительность всегда расцветает на почве тревожности, а сама тревожность может иметь множество причин возникновения, не обязательно связанных с тем, по поводу чего тревожится мнительный человек. Скажем, человек испытывает неуверенность в своей профессиональной компетенции, но при этом проявляет мнительность в отношении своих сослуживцев, которые, как ему кажется, затевают его смещение с его рабочего места. Или мужчина испытывает неуверенность по поводу своей сексуальной состоятельности, но проявляет изматывающую его мнительность по поводу поведения своей подруги, подозревает её в двойной игре. Или «успешный собственник», который хапнул что-то лишнее, ему никак не принадлежащее; этот жирный кусок доставшихся ему материальных благ делает его неуверенным в том, что прежний собственник этих благ, столь же «успешный», но коварно обойдённый им, покорно согласится с его приобретением и не пожелает жестоко расправиться со «счастливчиком». Его жизнь в этом случае может превратиться в сущий кошмар, т.к. любая настораживающая мелочь, любое неожиданное движение подле него, любой шорох будет заставлять его вздрагивать, всюду ему будет мерещиться появление киллера или снайпера. Весёлая жизнь! Давно известно: тот, в ком совесть нечиста, боится каждого куста.

     Чем больше в обществе тревожных людей, тем большее распространение в нём имеет мнительность. Это один из важных показателей больного общества.

     Чаще всего о мнительности говорят в связи со здоровьем. В медицине мнительного человека, денно и нощно пекущегося о своём «пошатнувшемся» здоровье, именуют ипохондриком, а в обыденном представлении это мнимый больной – предмет весёлых анекдотов.

    

- Больной, на что жалуетесь?

- Я очень плохо сплю доктор.

- Вы принимаете снотворное?

- Нет. Засыпаю я хорошо и сплю восемь-десять часов. Но мне снится, что я плохо сплю.



     Такой ипохондрик мнит себя «тяжело больным», чутко прислушивается к жизнедеятельности своего организма, по поводу и без повода обследуется у врачей, ищет и находит у себя признаки всё новых «неизлечимых» болезней, вычитывает разные клинические ужасы в медицинской литературе, по-своему понимая медицинскую терминологию, неотрывно смотрит на всех телеканалах программы, посвящённые, как утверждают их авторы, «самому главному» – здоровью и т.п.

     Такие просветительские программы, призванные, якобы, обратить внимание бедного в своей массе населения на проблемы своего здоровья, особенно теперь, в ситуации полного разгрома общедоступной, квалифицированной и бесплатной медицинской помощи, лишь усиливает его всеобщую ипохондризацию. К этому добавляется ещё и бесконтрольная реклама в СМИ различных медикаментов для их свободного приобретения населением, что подталкивает людей к самолечению, чреватому различными досадными осложнениями их заболеваний.

Тревожный и мнительный человек, одуревший, мягко говоря, от происходящих в несчастной стране «реформ», страшащийся надвигающейся на него перспективы быть раздавленным и замордованным всеми этими «инновациями», «модернизациями» и «оптимизациями», с лёгкостью становится ипохондриком, фиксированным на «самом главном» - на сохранении своего здоровья. Ничего другого он изменить не в состоянии, а жить хочется.

     Надо сказать, что ипохондрик – вовсе не симулянт, разыгрывающий перед врачом картину своей «болезни», дабы заполучить больничный лист или какую-либо нужную справку. Ипохондрик не имитирует свою «болезнь», он абсолютно уверен в том, что «тяжело болен». Ему бы так в Бога верить, как он верит в свои заболевания! Он ищет реальной помощи от «болезни», а не каких-то выгод от неё.

     Можно сказать, что страхи типичного ипохондрика связаны с мощным самовнушением, которое его воображение может оказывать на деятельность его организма. Он буквально гипнотизирует себя своими симптомами, которые в его воображении носят гипертрофированный характер и никак не соответствуют его действительному состоянию. Его тревожное отношение к своему организму делает его воображение воспалённым, больным, и его самочувствие, так или иначе, начинает преломляться через призму этого больного воображения. В конечном итоге, он разменивает восприятие самого себя на воображение самого себя, которое никак не соответствует действительности. (Понятно, что воображать можно не только зрительные картинки, но и слуховые, и вкусовые, и мышечные, и кожные, и внутренние ощущения). В этом вся его проблема, а не в патологических симптомах «надвигающейся» на него болезни. Как говорил М.Монтень: «Кто заражён страхом болезни, тот уже заражён болезнью страха».

     При наличии мнительности и связанного с нею ипохондрического настроя нормально функционирующий организм всё равно кажется его обладателю нездоровым. Это лишний раз указывает на то, что наше чувство здоровья во многом складывается из нашего субъективного самочувствия. Человек, любящий жизнь, увлечённый своим делом, интересами, любовью, добрыми взаимоотношениями с друзьями, близкими и коллегами имеет с избытком необходимое ему чувство здоровья. Даже объективно имеющаяся у него болезнь при таком настрое протекает значительно легче.

     И напротив, неуспешность в жизни, недоверие и подозрительность к окружающим, постоянные тяжёлые стрессы, чувство досады, тоска, депрессивность и отчаяние, низкая самооценка могут создавать у человека чувство болезни. Как правило, чувствуя себя плохо душевно, удручённый, подавленный, психически измотанный человек чувствует себя плохо и физически. Он чувствует себя больным, ощущая тягостный дискомфорт и боли со стороны различных внутренних органов, тем более что почти у каждого человека от рождения существует так называемое слабое звено его организма, которое обязательно отзывается на его душевные страдания.

     Мнительный человек, у которого все его живые эмоции в значительной степени подавлены тревогой и страхом, всю энергию своих не отреагированных в поведении переживаний направляет на усиление чувства болезни, обменивает, образно говоря, свои эмоции на симптомы. Он, по сути, не выпускает себя из объятия отрицательных эмоций, при наличии которых у него не может формироваться так необходимое для полноценной жизни чувство здоровья.

Необходимо обязательно помнить о том, что человек реагирует на значимую для себя ситуацию не только психическими реакциями, но и своим сердцем, своим желудком, печенью, кровеносными сосудами, кожей и т.д., практически всем составом своего организма. Наивно и глубоко ошибочно искусственно разделять психику и тело, в природе такого разделения просто не существует. Поэтому каждому добросовестному врачу необходимо быть, хотя бы немного, психотерапевтом. В.М.Бехтерев, выдающийся русский психиатр и физиолог, говорил: «Если больному после первого посещения врача не стало лучше, то это не врач».

     Мнимый больной своей мнительностью сам себе подрезает крылья, угнетая себя фантомами своего болезненного воображения. Такие «игры» могут оказаться для него не безопасными. Для него, между прочим, существует обоснованная вероятность нажить себе, в конце концов, то, чего он так страшится, особенно если он имеет действительно весьма слабое звено в анатомо-физиологической системе своего организма и чрезмерно обеспокоен этим. Нельзя постоянно мозолить то, что требует покоя; лучше положиться на великую тайную мудрость человеческого организма, чем пытаться быть умнее её.

     Своими мнимыми «болезнями» записной ипохондрик нередко раздражает врача, привыкшего иметь дело с действительно серьёзными заболеваниями. Он требует к себе особо повышенного внимания, настаивает на дополнительных обследованиях, приносит на приём к врачу печатные заметки из популярной медицинской литературы, убеждая доктора заглянуть в них, потому что там чётко описана «симптоматика его тяжёлого заболевания», склоняет врача назначить ему «чудодейственное лекарство», которое ему кто-то порекомендовал, он требует срочной госпитализации, потому что при таком его болезненном состоянии «время не терпит» и можно упустить навсегда возможность «хоть как-то помочь» ему.

     Ипохондрики, как правило, назойливы, нетерпеливы, насторожены, упрямы, напористы, они готовы занимать собою всё время приёма врача, не считаясь с возмущённой очередью у врачебного кабинета. Их мнительность не знает предела, они полностью погружены в болезненную тематику, вся их жизнь проходит между поликлиниками, больницами, диагностическими центрами и аптеками, в которые они, обыкновенно, несут отовсюду кипы рецептов. (Порой, удивления достойно, как их несчастная печень справляется с таким объёмом поглощаемых ими лекарств!).

     Совершенно очевидно, что такой мнимый больной – прекрасная находка для всякого рода шарлатанов, которые, используя его тревожную мнительность и обещая непременное «выздоровление от всех недугов» при выполнении ряда «необходимых» условий, некоторые из которых оказываются, как правило, невыполнимыми, ловко манипулируют им, плотно набивая деньгами свои и без того тугие карманы. Он же, чувствуя себя чуть ли не «смертельно больным» и оказываясь в «надёжных» руках «известного целителя», охотно оплачивает его немалые гонорары, лишь бы заполучить «утраченное здоровье».

     Шарлатан, всегда рекламно представляющий себя в качестве продвинутого адепта «нетрадиционной медицины», по сути своей – ловкий фокусник-манипулятор, своего рода артист, умело разыгрывающий с несчастным ипохондриком спектакль под названием «Чудодейственное исцеление». Всякого рода таинственные лекарственные снадобья, изготовленные в особом «поле биоэнергетической индукции целителя», специальные «целительные» практики, смысл которых невозможно понять, необычность внешнего облика и поведения «ведуна» ещё более повышает градус доверия к этому магу-волшебнику, особенно, если сам «больной» не особенно умён и образован.

     Самое интересное в этой истории то, что шарлатан, использующий воображение ипохондрика в своём «целебном» «магическом» спектакле, может, в некоторых случаях очень эффектно, в отличие от обычного лечащего врача, далёкого от изысков психологии, «исцелить» несчастную жертву собственных страхов, «избавить» её от гнетущих «болезненных» симптомов. Почему? Да потому что никакой действительной болезни у мнимого больного нет – она вся в его взвинченном воображении! В этом случае весь этот доморощенный театр «великого целителя» может оказывать на ипохондрика либо действенное психотерапевтическое воздействие и тогда – «о радость!», либо – и это не редкость – значительно ухудшать его самочувствие. Последнее случается, если «больной» фантазийно «прозрел» в своём «целителе» «злого мага-колдуна» и испугался его.

     Особенно впечатляет этот театр, когда всё «целительное» действо происходит на виду у многочисленных зрителей, невольно вовлекающихся в происходящее – как известно, внушаемость аудитории прямо пропорциональна количеству лиц, присутствующих в ней. Чем больше людей, тем сильнее сила воздействия внушения и самовнушения. Эстрадному гипнотизёру легче влиять своими внушениями на многочисленных зрителей, находящихся на стадионе, чем на одного, критически настроенного человека, находящегося с ним наедине.

     Надо заметить, что шарлатанами бывают не только представители «нетрадиционной медицины», но и представители медицины традиционной. Всё зависит от нравственного развития личности самих врачевателей. Если человек сребролюбив до алчности, а по нынешним временам это явление не только распространённое, но и, нередко, одобряемое жадно заинтересованными, «крышующими» его, руководителями, то весь его профессионализм начинает направляться исключительно его корыстными помыслами, в больном он видит только «дойную корову» своего материального благополучия. Из врача он превращается в гнусного рвача, способного на любую подлянку по отношению к человеку, рассчитывающему на его профессиональную помощь. Без особой необходимости назначаются дорогостоящие диагностические обследования, ставятся множественные диагнозы (так называемая гипердиагностика), предлагается платная госпитализация в отдельные vip-палаты, назначаются, в сговоре с частной аптекой, дорогие «необходимые» медикаменты и т.п. И всё это не для нужд самого больного, а для сытого благополучия его врачевателя.

     Совершенно очевидно, что несчастный ипохондрик – прекрасная находка для такого продавшегося профессионала. Болезни как таковой здесь нет, страхов по поводу мнимой «болезни» предостаточно, желание «вылечиться» от «недуга» огромное, картина «страдания» достаточно размытая для того, чтобы можно было бесконечно обследоваться и наблюдаться для установления «точного» диагноза, согласие на дорогостоящее лечение практически гарантировано, благие ожидания от лечения у знаменитого «светила» трепетны. Лучшей «дойной коровы» для вымогателя в облике «целителя» не найти. Дорого, очень дорого по нынешним аморальным временам обходится мнительному ипохондрику «лечение» его воображаемой «болезни», но он идёт на всё. Его пронизанные страхами фантазии, отсутствие уверенности в себе, неспособность критически оценить происходящее с ним делает его зависимым от всякого рода «благодетелей». Но самое главное: сон его разума порождает чудовищ его воображения, полностью порабощающих его восприимчивую натуру. Незавидный удел!